На Главную
Написать Письмо
About projectRules and ConditionsDance & MusicCompetitionAbout LezginkaGuestbook
   
Первый Конкурс Второй Конкурс Третий Конкурс Четвёртый Конкурс
Отборочные туры             Финал           Победители            Фото            Пресса О Нас

Финал

Громкое молчание

  10 октября в Республиканской библиотеке заседали теоретики, перманентно находящиеся в поиске новых форм дружбы народов, а в тот же вечер на сцене Русского театра танцевали лезгинку представители семи кавказских республик, эту самую дружбу осуществляющие непосредственно на практике. О первом заседании подробно рассказали все средства массовой информации, о конкурсе лезгинки напоминала только коммерческая реклама. Как же! То ведь официальное политическое мероприятие, а это "просто" концерт, на котором все официальные лица блистали своим отсутствием.
  Третий год Омаровы проводят конкурс лезгинки, и третий год дагестанская общественность теряется в догадках по поводу того, "зачем им это нужно?" Меня лично, как человека, пишущего о конкурсе, об этом спросили человек двести, а может пятьсот. Говорю, как есть, а они не верят, жалеют, думают: "Наивная..." А в ответ выдвигают самые разные предположения: то О. Омаров метит в депутаты, толп в министры, а может, хочет обеспечить себе место в дагестанском хореографическом истеблишменте... И никто не может поверить в самое простое объяснение: Омаров хочет только одного - проводить конкурс лезгинки памяти своей матери и делать это как можно лучше. Ну не надо ему в депутаты! У него нет подобных амбиций, нет джипа, и живет он в трехкомнатном одноэтажном доме. Если бы Омаров мечтал о политической или любой другой карьере, он нашел бы способ потратить деньги более целенаправленно и эффективно. Ведь организация конкурса, тем более международного, - дело дорогостоящее.
  Принципиально не продавая билеты на конкурс, раздаривая их друзьям, соседям, детским интернатам, не привлекая рекламодателей обещаниями расставить в зале щиты, подчеркивая некоммерческую сущность мероприятия и не делая попыток рекламировать себя (часто вы видели в прессе интервью с организаторами?), Омаровы никому ничего не доказали. Никто в Дагестане так и не поверил в бескорыстие частного лица Омара Омарова. А он до последнего отказывался верить в то, что его инициатива наказуема, что никто не собирается ему помогать, и что те, на чью поддержку конкурс мог бы рассчитывать, видимо, почувствовав какую-то скрытую угрозу, попросту бойкотируют мероприятие.
  Славный (безо всякой иронии) ансамбль "Лезгинка" активно участвовал в первом конкурсе имени Патимат Омаровой. Полный состав торжественно открывал и закрывал гала-концерт, а отдельные пары и солисты боролись (и побеждали) в номинациях. Во второй год на отборочные туры не записался ни один участник академического ансамбля... кроме солидных лет зурнача, который за свою любовь к творческому соревнованию поплатился крупными неприятностями (вплоть до увольнения) по основному месту работы. При этом в течение всех трех лет существования конкурса его победителей в отдельных номинациях забирают танцевать в "Лезгинку", академическую и государственную.
  Международный статус третьего конкурса лезгинки также не сделал его достойным участия профессионалов из одноименного ансамбля. А вот многие известные хореографы в зале присутствовали, отдавали дань уважения, так сказать. Это, конечно, тоже вклад, но разве не лучше пойти и выступить? Или учеников на сцену отпустить... С именитым ансамблем "Ватан" та же историй - он, видимо, чувствует себя уже достаточно именитым и не нуждается в дополнительных подтверждениях своего экстра-класса.
  Очень сомнительно, что в них нуждается, например, известный на всем Кавказе гармонист, народный артист Чечни Рамзан Паскаев, приехавший посоревноваться в этом году. Или народный артист Северной Осетии, заслуженный артист Чечено-Ингушетии, заслуженный артист грузинской ССР, заслуженный артист Российской Федерации Нодар Плиев. Однако он, несмотря на весь свой звездный статус, с готовностью уже второй год приезжает на конкурс (причем первый раз ради одного внеконкурсного танца) и не только выступает с полной отдачей, но и консультирует молодых танцоров, дает мастер-классы, покорно фотографируется со всеми поклонниками своего таланта. И делает он все это, конечно, не ради очередной щекотки своего самолюбия, он делает это ради самого танца. Если бы высокие слова не были давно и жестоко скомпрометированы, можно было б сказать: "из любви к искусству". Но тот, кто не верит, что хорошее дело можно делать из любви к матери, а не из любви к деньгам, тем более не поверит в высокие слова.
  Но уж явно не в надежде на какие-то лавры в этом году на конкурс приехали: Игорь Атабиев - худрук государственного академического ансамбля танца "Кабардинка" (не вылазящего из зарубежных гастролей); руководитель государственного академического ансамбля танца "Нальмэс", заслуженный артист РФ, народный артист республики Адыгея Мухамед Кулов; худрук государственного академического ансамбля "Ингушетия", заслуженный деятель искусств Башир Досхоев; балетмейстер заслуженного государственного ансамбля песни и танца Азербайджана им. Фикрета Амирова Магомед Гулиев; директор государственного ансамбля "Вайнах", первый заместитель министра культуры Чеченской Республики Абдулхамид Гайсумов. Все они - профессиональные хореографы, работали в жюри, сердито глядя на сцену, требовательно оценивая конкурсантов. А потом, под занавес финальной части конкурса не постеснялись, не поленились, не посчитали ниже своего достоинства выйти на сцену и каждый по-своему, темпераментно, весело, открыто - сплясать лезгинку. Пусть и в парадных костюмах-тройках. Тем более в них! Дагестанские мастера танца, которым (пока никто не сомневается) тоже есть, чем блеснуть, вежливо "промолчали".
  Обидно за дагестанскую державу, но что поделать? В конце концов, это личное дело каждого отдельно взятого хореографа и танцора. Может, не смогли выступить, не захотели. Но есть ведь люди и организации, которые не могут себе позволить не захотеть. У них работа такая - поддерживать культуру. Не материально, так добрым словом или хотя бы молчаливым, но официальным присутствием. Единственной попыткой государственного участия в мероприятии было прошлогоднее выступление Ильяса Умаханова, со сцены конкурса пообещавшего начинанию поддержку правительства РД. Однако словами все и закончилось. Конкурс по мере сил поддерживается Министерством по делам молодежи и туризму и полностью игнорируется Министерством культуры РД.
  Всем, кто хоть раз присутствовал в зале или на сцене во время этого праздника танца, совершенно ясно - это не частная вечеринка "для своих", это солидное, масштабное, высококлассно организованное мероприятие. И главное действующее "лицо" там даже не артист, а сам Танец - Лезгинка. Она ведь наша общая, она ведь - это наше все! А благодаря реализованной идее Омарова - Махачкала теперь ее всемирная столица. К конкурсу готовятся, повышают свое мастерство, подтягиваются под высокие требования, для конкурса объединяются в новые пары, ставят новые танцы, сюда едут, иногда по - 10-15 часов автобусами и поездами. Здесь встречаются разные поколениятанцоров, разные школы танцев, обмениваются опытом, советуются, просто дружат! Так почему же при всем дефиците положительных прецедентов в культурной жизни республики и власти, и средства массовой информации делают вид, что ничего особенного не происходит? По старой привычке, потому что в афишах не значится, что организовано министерством таким-то и таким-то, при поддержке таких-то и таких-то госструктур? Ведь только в этом случае, какой бы формальностью и лажей ни было бы мероприятие, у чиновников принято откликаться на приглашения, а у журналистов - делать длиннющие репортажи. Но вернемся на сцену. Конкурсанты - юноши в папахах, девушки с накладными косами и ресницами, в национальных костюмах - в танце смотрелись вне пространства и времени. Потом, переодевшись, джинсами и бейсболками, сигаретами в зубах они напомнили, что мы все-таки в XXI веке. Но на три часа зрители об этом забыли. Лезгинка - танец не только мировой, но и вечный! К тому же, сильные танцоры не только сидели в жюри, но и выступали непосредственно в конкурсе. И сильные они были настолько, что хозяева соревнований проиграли им во всех номинациях, кроме "Группового исполнения лезгинки", в которой гости вообще не участвовали. В "Парной лезгинке" гран-при отдано Зарине Хубаевой и Нодару Плиеву (Республика Северная Осетия - Алания), а первое место завоевала пара из Кабардино-Балкарии Ирина и Алим Канукоевы. В "Танцевальных трюках" лучший Рустам Киясов, опять из Кабардино-Балкарии. Первый гармонист - чеченец, легендарный Рамзан Паскаев; первое место среди барабанщиков разделили двое (и оба не наши) - азербайджанец Ильнур Рагимов и чеченец Мухамедали Музаев. Ну, не обидно? И к жюри не подкопаешься. В него вошли по одному представителю от каждой республики-участницы, а сам организатор Омар Омаров лишил себя права голоса, взяв на себя организаторские функции.
  И еще можно было утешиться мыслью, что, мол, участвуй в конкурсе наши профи, уж они бы задали жару, они бы показали, кто тут хозяин. Но нет, после того, что мы увидели в исполнении гостей, уверенность в конкурентоспособности наших сильно поколебалась. Впрочем, те наши, которые выступали, тоже были очень даже молодцы. Молодые, красивые, классные. Просто еще не заслуженные, но уже лауреаты. Помимо того, что они делали на сцене, вместе с организаторами они смогли создать теплую, творческую атмосферу "за кадром". После финала гармонисты, барабанщики, трюкачи еще долго не расходились, устроив каждый свой профессиональный междусобойчик: "Как ты это делаешь?", "А у меня, знаешь, что не получается..." И барабанили, и играли, и танцевали. И даже не скажешь точно, что было важнее и интересней в этот вечер: то, что делалось на сцене, или то, что происходило за кулисами.
  Представители Кабардино-Балкарии, Ингушетии, Чечни, Адыгеи, Азербайджана, Северной Осетии неформально, но крепко объединились вокруг своего родного танца, а не вокруг абстрактной идеи дружбы народов. Даже разъезжались гости не порознь, как приехали, а небольшими компаниями. Все ведь соседи. Осетины, например, уехали на ингушском автобусе, в сопровождении чеченцев, которые провезли их через всю Чечню, в том числе и через Грозный. Факт слишком красноречив сам по себе, поэтому - без комментариев.
  Прозвучало несколько приглашений всему конкурсу - перебраться в Турцию, Ингушетию, Кабардино-Балкарию, обсуждалась масса других вариантов. Гости почувствовали острую необходимость поддержать детище, ставшее для них своим. Дескать, "спасибо этому дому, пойдем к другому". Омаров, уставший бороться с ветряными мельницами официального недоброжелательства, раздумывает и, возможно, перенесет штаб-квартиру конкурса, например, в Нальчик. Кто от этого проиграет? Ясно - Дагестан. В этом году Плиев с телевизионного экрана проконстатировал: "Дагестан - родина лезгинки". И с этим уже никто не спорил. Как в этой связи будет выглядеть тот факт, что мы отпустили одноименный конкурс с его родины? По крайней мере, странно. Кто от этого переезда выиграет? Возможно, сам конкурс. Потому что если его будут крепко и на государственном уровне поддерживать, расширятся его программа, география, состав участников, увеличится количество гостей, ужесточатся требования. Словом, начнется новый виток развития. А у нас снова станет актуальным и еще более справедливым высказывание Расула Гамзатова о том, что в Дагестане "спорт впереди, культура позади". Нам останутся официальные бюджетные мероприятия и эстрадные коммерческие концерты с участием заезжих звезд. Свое, родное мы снова очень невыгодно экспортируем.

Up
На Главную © 2003 Lezginka   lezginka@dinet.ru